Russian (CIS)LatvianEnglish (United Kingdom)Greek
LPC

Православная школа

Храм Всех Святых

Сайт Резекненского благочиния Латвийской Православной Церкви


 Сайт храма свв. апп. Петра и Павла в г. Даугавпилсе

Православное похоронное бюро.

Резекнинский мамин клуб
patriarhia.ru


sirotinka aborti

Лига безопасного интернета
JBS Group Business energizer


Бога, явившегося в Вифлеемских яслях, человек придумать не мог

 

 

В эту ночь открывается нам Бог так, как Он не был известен до того; открывается нам таким, каким человек Его ни помыслить, ни выдумать не мог. Из столетия в столетие люди старались создать себе картину о том, каков их Бог. Из столетия в столетие вырастали порой грандиозные, глубоко волнующие душу образы Бога, каким мыслил Его человек.

МИТРОПОЛИТ СУРОЖСКИЙ АНТОНИЙ

 

Хочу теперь обратиться и от себя ко всем, кто здесь молится, и ко всем тем, которые сейчас участвуют в нашем богослужении, с рождественским приветом.

О чем говорит эта светозарная, эта таинственная ночь, в которой Ангелы Божии возвестили людям простого и чистого сердца о рождении Спасителя мира? В эту ночь открывается нам Бог так, как Он не был известен до того; открывается нам таким, каким человек Его ни помыслить, ни выдумать не мог. Из столетия в столетие люди старались создать себе картину о том, каков их Бог. Из столетия в столетие вырастали порой грандиозные, глубоко волнующие душу образы Бога, каким мыслил Его человек. В этих образах воплощалось всё самое высокое, самое заветное и дивное, о чем мечтает человеческая душа. И этого Бога великого, всемогущего, торжествующего Бога, человек мог и помыслить и придумать. Но того Бога, Который явился нам в Вифлеемских яслях, человек придумать не мог бы; этот Бог — не мечта, а трагическая реальность; Бога обнищавшего, Бога гонимого, Бога опозоренного перед лицом всех людей; Бога, от Которого некоторым стыдно, потому что в Нем, по слову пророка Исаии, нет, будто, «красоты и величия», такого Бога человек не придумал бы себе; такой Бог мог только явиться, только Себя открыть людям. И этого Бога мы сейчас встречаем в этой таинственной, трепетной, прозрачной зимней ночи. Бог непостижимый в Своем величии, Бог, сияние Которого слепит очи, рождается среди людей, от Девы, от юной хрупкой отроковицы, которая так сумела поверить, так уйти, так углубиться в тайну неба, что Слово Божие стало реальностью земли… Бог рождается, становится человеком, для того,чтобы во всем быть нам подобным, чтобы понести на Себе всю тяжесть человеческой жизни, все последствия человеческого отступления от Бога, все следствия человеческой нелюбви, взаимной отчужденности и ненависти . Всё горе земное ложится на Его плечи; и именно ради того, чтобы всё это понести, Он становится одним из нас. Его рождение в Вифлеемской пещере — начало Его крестного пути; бессмертный — входит в область смерти и отдаётся во власть смерти; Он рождается в смерть и для неё; всесильный, ничем не ограниченный, победный Бог входит в условия вашей ограниченности, принимает на Себя всю человеческую хрупкость, всю человеческую беззащитность; рождается Он в мир, где Он, ставший хрупким и слабым, будет встречен грубой и беспощадной силой; Он, Который стал человеком, потому что так возлюбил созданный Им мир, что Собой пожертвовал, чтоб этот мир вернулся к радости своей; Он, Который есть любовь, ставшая плотью, будет встречен сначала холодной безразличностью, затем нарастающим отчуждением, ненавистью; 6удет отвержен, изгнан, убит, когда страшная проповедь любви прозвучит слишком явственно, слишком неумолимо, когда люди поймут, что то, чего Он безжалостно требует, это чтобы они отреклись от себя, умерли для своего эгоизма, себялюбия, страстей, отвергли все, что есть кажущееся их богатство и достояние, для того, чтобы другого, любого другого, каждого  другого возлюбить всей жизнью и всей смертью своей — когда люди, окружавшие Христа, это поняли, они от этой любви пришли в страх и ужас, и эту любовь они отказались понести; а Того, Кто весть о ней принёс, они вывели из стана, они вывели из града, извергли из человеческого содружества и присудили к смерти среди злодеев: среди тех самых,  которые топтали любовь, которые жили насилием и ненавистью, которые (как и Он), рождали страх и представляли неизбывную опасность для людей, которые не хотели жить по-человечески…

Вот, какой Бог нам открывается, и такого Бога, поистине, человек придумать не мог, ибо такого Бога он себе и не мог пожелать, потому что Господь не только Сам Себя таким являет, но Он требует от каждого из нас, чтоб мы именно такими, как Он, стали через любовь, которая нас делает свободными от себя самих, чтобы мы стали уязвимыми до конца , беззащитными до   конца, безумно поверив в свободу любви. И это людям страшно было тогда как и теперь. Потому что в любом обществе есть люди насилия и люди, которые взяли на себя иго Христово, которые названы именем Христа. Но там, где насилие делается беспощадным, там, где оно направлено на уничтожение и разрушение самого Христова достояния, перед людьми встаёт всегда страшное искушение: силе противопоставить силу, насилию противопоставить бунт, войти в мир для того, чтобы бороться так, как борется мир, и победить .для Христа орудием, оружием земли. Это соблазн более гибельный для Церкви, чем всякое испытание извне, потому что в нём для нас — отречение от самого святого, что открывается нам в этой таинственной ночи, когда Бог является нам не в силе, а в немощи, не победоносным, а как будто побежденным… Как мы должны опасаться этого; как должны мы помнить, что мы посланы, как овцы среди волков: не для того, чтобы  бежать от опасности, и не для того, чтобы облечься ложной силой и противопоставить эту силу силе земли или ада; мы посланы для того, чтобы в немощи Богоприемной войти в этот мир, как Христос вошел, войти в него немощью, в которой таится вся сила божественной победы: ибо сила Моя, говорит Господь, в немощи совершается. Если мы не идем этим путем, то мы не Христовым идем путем, а если не Христовым, хоть и страшно это сказать, но — Антихристовым.

Страшно это сказать. Но мы должны понять, что двух путей жизни нет; есть путь истинной жизни, который есть САМ Христос, и есть путь смерти, — вне Его. И поэтому мы должны, если мы только Христовы, стать как Он и прожить как Он. А что нам это возможно, открывает нам та же тайна этой ночи, потому что всякое откровение о Боге есть тоже откровение и о твари. Если Бог смог стать человеком, то только потому, что человек достаточно велик, чтобы так соединиться с Богом, так стать единым с Ним, чтобы вырасти в меру богочеловечества. Мы можем стать тем, каким Христос был и остается. И это откровение о человеке, может быть, самое изумительное и самое драгоценное что у нас есть для нашего времени. Человек, каким его видят неверующие, это жалкое существо; в нем может быть простор и сила, но в нем не может быть того величия, какое мы видим в человеке, который вырастает в Бога, в подобие и образ Сотворившего его. Образ человека, каким мы его мыслим, слишком велик для того чтобы уложиться в узких и жалких рамках неверия. Человек только тогда делается человеком, когда он вырастает в меру воплотившегося Слова Божия.

Вот, с какой верой мы сейчас входим в этот новый год, который нам даёт Господь. Мы входим с верой, что мы можем трудом, молитвой, единством, бессилием своим, полным благодати Господней, претворить этот мир, который так страшен бывает, в мир, достойный человека и достойный Самого Бога. Вот, с чем мы входим в этот мир, которого так возлюбил Бог, что и Сына Своего Единородного отдал, чтобы этот мир был спасен. Входим мы в этот мир с Божией любовью к нему, входим мы в этот мир с готовностью жить для него и умереть для него и всему миру, верующему и неверующему, мы сейчас свидетельствуем о любви Господней, о явлении этого Бога, Которого человек и не  мыслил найти, и о том, что и сейчас есть, на всех просторах земли, люди, которые до  конца, всем сердцем, всей крепостью своей, всем умом своим, всем вдохновением своим веруют  в любовь и готовы ради этой любви жить и умирать.

Аминь!

Чем мы отзовемся на любовь Божию?

И вот, Сын становится человеком, рождается в смерть - послушно, любовно, свободно. Он облекается в плоть и возлагает на Себя всю скорбь, весь холод и всю тоску одинокой жизни человека. Он принимает без остатка всю судьбу падшего - оставаясь Сам непорочным.

Дорогие мои отцы, братия и сестры!

Мы стоим у преддверия Рождества Христова. С великой радостью и в великом изумлении поклоняемся мы вновь воплощению Слова Божия. Ликуют и трепетно горят сердца, слыша Ангельское благовестие: «Возвещаю вам великую радость, которая будет всем людям: ныне родился вам Спаситель, Который есть Христос Господь.»

Станем мысленно у пещеры, где некогда родился Христос и поклонимся Ему, вместе с чистосердечными пастухами, мудрыми волхвами, праведным Иосифом, Пречистой Девой Богоматерью, с Ангелами и со всей спасенной тварью,

Поклонимся Ему, как Самому Богу, явившемуся плотью.

Поклонимся Ему со слезами благодарности и любви — радости и скорби, ибо Рождество Христово для нас начало спасения, загорающаяся заря надежды, дар вечной жизни; но для Христа-Спасителя Рождество это истощание, начало крестного Его пути и эта пещера, где среди тихой морозной ночи стал человеком Превечный| Бог, предвозвещает о другой пещере, куда, после Распятия и мучительной смерти, пречистое Его тело положат Иосиф с Никодимом.

Праведный Иов, в великом своем страдании, и терпении, взывал: «Увы! Нет между Богом и мною посредника, который положил бы руку свою на нас обоих.» ( Иов 9, 31).

И мир, давно потерявший райскую радость свою, долго ждал и созревал; и «Бог многократно и многообразно говорил в пророках», призывая и подготовляя заблудших детей Своих к возвращению в Отчий дом. А «в последние дни», когда наступила полнота времен, Он Сам пришел, стал человеком истинным и совершенным, оставаясь Богом непостижимым, недоведомым, чтобы привести к Отцу всех, кто сумеет возлюбить Его и поверить в Божию любовь: «Приидите ко Мне, все труждающиеся и обремененные, и Я упокою вас; возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим: иго Мое благо и бремя Мое легко.»

…»Сердце рвется сказать, ум изнемогает сказать, слезы не дают сказать, как нас много любит Господь,» говорил один из современных нам Афонских подвижников…

Вдумайтесь в эту любовь Божию, явленную в Воплощении:

Отец посылает Сына Своего в мир — не судить мир, а спасти мир; для того, чтобы нерадостный, горький, осиротелый мир познал любовь и уверовал в любовь Отец посылает Сына в мир, зная, что Он погибнет жестокой смертью от руки тех, которых Он пришел спасти… Страшно бывает идти на смерть; но кто измерит любовь Отца, посылающего на верную смерть Единственную любовь Свою?

И вот, Сын становится человеком, рождается в смерть — послушно, любовно, свободно. Он облекается в плоть и возлагает на Себя всю скорбь, весь холод и всю тоску одинокой жизни человека. Он принимает без остатка всю судьбу падшего — оставаясь Сам непорочным. Он становится мужем скорбей.

Пророк Исаия говорит о Нем: «Он изъязвлен был за грехи наша, и наказание мира нашего на Нем, и ранами Его мы исцелилась. Но страдал Он добровольно, был презрен и умален пред  людьми, муж скорбей, изведавший страдания.» (Ис, 53, 5).

…»И за друга, — пишет ап. Павел, — едва ли кто согласится умереть, разве что за благодетеля.» А Христос жизнь Свою отдаёт за ненавидящих Его: «Никто, — говорит Он, -жизни Моей не отнимает у Меня: но Я Сам её отдаю», ибо по Его слову: «Никто большей любви не имеет, чем тот, кто душу свою полагает за друзей своих» — и всех объемлет любовь Христова: «Прости им, Отче, — молился Он на кресте за Своих мучителей,- они не знают, что творят.» И Он, Жизнь вечная, умирает на Кресте; глубока, неизъяснима и страшна эта тайна смерти Бессмертного, тайна Распятия и Гроба и всепрощения, — и нерушимой заповедью звучат к нам слова Спасителя: «Я вам пример дал: следуйте ему, любите друг друга так, как Я возлюбил вас.»

И не напрасно прозвучала эта проповедь любви. С тех пор тысячами, тьмами верующие во Христа последовали за Ним, с радостью повторяя за ап. Павлом: «Нам дано не только веровать, но и страдать за Христа,» и сонмы мучеников, преподобных, исповедников древних и современных кровью запечатлели веру свою. И мы дивимся и благоговеем пред их подвигами, — но их подвиг принадлежит им.

Чем же мы с вами отзовемся на любовь Божию? Принесем Ему ту чистоту сердца, за которую пастухи первые удостоились поклониться Спасителю, ибо «блаженны чистии сердцем, яко тии Бога узрят»; принесем Ему с мудрыми волхвами «сверкающую славу, звонкую полнозвучность, нержавеющую чистоту золота» — красоту, сокрытую в недрах душ наших: постоянным подвигом, настойчивым, неослабевающим терпением, крупица за крупицей, извлечем её из таинственных глубин; принесем Христу и чистую молитву от правдивого сердца и нелживых уст; и мужественную праведность, и смелую, бесстрашную веру; доверимся Ему каждый в меру сил своих, но изо всех сил своих, без остатка, без оглядки, сердцем недвоящимся, целомудренным. Но раньше всего принесем Ему дар любви нашей. Станем с Ним едиными через любовь и в любви, — и любовию Христовой, которую ничто не могло сломить, возлюбим тот мир, за который Он жизнь отдал Свою, — возлюбим каждого, как Он научил нас любить. Воинами Христовыми выйдем в жизнь с новой надеждой и с новой силой, принесем в холодный мир огненную, победоносную радость нашу, чтобы заликовала всякая душа, чтоб у всех рассеялся страх, чтоб свет Христов озарил всех, чтоб едиными устами и единым сердцем всем, всем без остатка воскликнуть: «Слава в вышних Богу, и на земли мир, в человецех благоволение.»

Аминь.

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Комментарии  

 
0 #1 quicaoi 15.09.2017 23:32
---
истории порно инцеста
кабель кв, пуэ кабель и по ссылкездесьтут
Цитировать
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Последние обновления сайта

Пожертвования ONLINE

Пожертвования


Cегодня
Наши банеры


Banner
Приглашаем к сотрудничеству